Лу Юй, Ча Цзин: Трактат о чае - «Чайный Канон» (6 - 7 главы)

 

Чаепитие

На этой Земле рождены три вида существ. Одни крылатые и летят. Одни покрыты шерстью и бегут. Однако другие растягивают свои рты и говорят. Все они должны есть и пить, чтобы выжить.

Есть времена, тем не менее, когда значение «напитка» становится неясным. Если кому надо просто утолить жажду, то он может выпить рис и воду. Если неожиданно напала меланхолия, печаль или гнев, он может обратиться к вину, чтобы выпить. Но если кто желает рассеять вечернюю бесплодную апатию, то для этого предназначен чай.

Теперь чай, используемый как напиток, первым был обнаружен Императором Шэнь Нуном. Среди других великих любителей чая, мы слышали, что в государстве Лю был князьЧжоу, в то время как государство Ч’и имело Иен Иинга. Во времена династии Хань был Янь Сунь и Ссу-Mа Сянь-джу. Во времена Ву, был Вей Яо. Во времена Чин был Лю Ку, а также Чань Тсай, мой дальний предок Лу На и Си’ Но это среди других, пришедших случайно на память. Все они пили чай.

Чай по обычаю пили так обильно, что он глубоко погрузился [вплелся] в наши обычаи и процветает в нынешней династии, как на севере, так на юге. От Чин до Ю, он [чай] обычный напиток каждого семейства.

Напиток, который пьют люди, может быть [происходить] из крупного [скрученного?], рассыпного, порошкообразного и плиточного [прессованного] чая. Он [чай] может быть покрошен, отварен [пропарен], прожарен и набит в бутылку или глиняной сосуд, где он дожидается только горячей воды.

Иногда такие добавки как лук, имбирь, плоды ююбы, апельсиновая кожица, ягоды кизила или мята варятся вместе с чаем. Такие составные части могут быть просто рассыпаны по поверхности для украшения, или они могут вариться вместе, а пена выливаться. Напитки как этот – не больше, чем помои из желобов и канав; тем не менее, увы, это – всеобщий обычай таким образом делать чай.

В тысяче вещей, которые вскармливает Небеса, есть высочайшее совершенство. Только для праздности и успокоения человек работает над вещами. Он уединяется в доме. Так он облагораживает дом и доводит его до совершенства по своему вкусу. Он покрывает себя одеждой. Он облагораживает одежду до совершенства. Он потребляет до пресыщения и пищу и питие. Их тоже он совершенствует и облагораживает до предела.

Так и с чаем. Есть девять критериев, которым человек должен следовать, когда он имеет дело с чаем.

1. Он должен изготовить его [чай].

2. Он должен развить ощущение избирательности и распознавания об этом [о чае].

3. Он должен запастись надлежащей утварью.

4. Он должен подготовить правильный вид огня.

5. Он должен выбрать подходящую воду.

6. Он должен жарить чай до изменения.

7. Он должен хорошо его размолоть.

8. Он должен сварить до его предельного совершенства.

9. Он должен, наконец, выпить его.

Здесь нет кратчайших путей. Просто собрать чай в тени и высушить его в прохладе вечера, это не [значит] изготовить его. Грызть его для [определения] вкуса и нюхать его для [определения] аромата не значит разбираться [в чае]. Приносить с собой заплесневелый треножник или чашку, наполненную оскорбляющими нос запахами, не [означает] запастись надлежащей утварью. Смолистые дрова и старый кухонный древесный уголь – не [подходящий] материал для приличного огня. Вода из бурных стремнин или запруженных паводков – неподходящая вода. Чай не может быть назван прожаренным, если он нагрет снаружи и оставлен сырым внутри. Превращение его в нефритовый порошок или зеленую пыль не [значит] размалывать [чай]. Неуклюжее обращение с орудиями или переход от орудия к орудию, которое привлекает внимание – это не варение чая. Наконец, употребление непомерных количеств чая летом и совсем ничего зимой, это не [значит] пить чай.

Для изящной свежести и яркого аромата, ограничьте число чашек до трех. Если кто может быть удовлетворен меньшим, чем совершенство, то пять [чашек] допустимы. Если число гостей до пяти рядов, будет необходимо использовать три чашки. Если семь, то пять чашек потребуются. Если есть шесть гостей или меньше, не экономьте на числе чашек.

Но если хотя бы один гость отсутствует в сборе, то запоминающийся и устойчивый вкус чая должен занять его место.

 

Замечания о Чае

Нижеследующие [знаменитые личности] имели отношение к чаю в значительной степени:

1. В период Трех Императоров, Шэнь Нyн, также известный как император Йен. [Легендарная личность, еще называемая Небесным пахарем. Праотец китайской культуры и науки. Как и подобает легендарному культурному герою, разные авторы приписывают ему разные даты правления – 2732, 2690 г.д.н.э. Есть даже оригинальная гипотеза, что его имя – ассимилированное за долгие времена название одного из первых земледельческих племен Шен Нун. По всеми принятой легенде – Шэнь Нун первооткрыватель чая и его лечебных свойств.]

2. Во [времена] династии Чжоу [Восточная Чжоу 770 г.д.н.э. – 256 г.д.н.э.], Тан, князь Чоу из королевства Лу.

3. Из королевства Цинь, Иен Инь. [Династия Цинь 221 г.д.н.э. – 206 г.д.н.э.]

4. Во [времена] династии Хань [имеется в виду династия Западного Ханя 202 г.д.н.э. – 8 г.]:

a. Бессмертный даос Тан Чю-цзу.

b. Ссу-Ма Сян-ю. [знаменитый поэт, умер около 117 г.д.н.э.]

c. Министр Янь Сюнь.

5. В Династии Ву, период царствования Куей Минь Xоу, Вей Хунь-цзу.[264 – 277 г.д.н.э.]

6. Вo [времена] династии Цзинь [265 – 420 г.] были:

a. В течение периода царствования Хуй Ти, Лy Кун. [290 – 307г.]

b. Его племянник и губернатор Йен Чоу, Лy Йен.

c. Евнух Чань Мень.

d. Лу На из Ву Синя [около 386 г., старинный предок Лу Ю, по его же утверждению].

e. Его племянник из Хуй Чи, Лу Шу.

f. Генерал Сиэ Ан-ши.

g. Куо Пу из Хунь Нуня.

h. Хуань Вен из Янь Чоу.

i. Дворянин Ту Ю.

j. Буддист Яо Пей-Куо из храма Сяо Шань в Ву Кане.

k. Ю Хунь из Ю Яо.

l. Ся Хоу-кай.

m. Из северных областей Фу Сан.

n. Хунь Чун-чу из Тань Яня.

o. Жен Ю-чань из Као Ана.

p. Чин Чинь из Хсуан Ченя.

q. Шан Тао-кай из Тун Хуаня.

r. Госпожа Чен Ву из Иен Сиена.

s. Шан Чиен-чи из Хо Ней.

7. В позднюю [династию] Вей [Западная Вей 535 – 581 г.], Вань Су из Лан Иэ.

8. Во [времена] Сунь [имеется в виду император Лю Сунь 420-479г.]:

a. Вень-Тзу Луан.

b. Его брат, Вень-Цзу Шень.

c. Пао Чао и его сестра, Пао Линь-гуй.

9. Ву Ти, основатель Династии Ци [479 – 502 г.]

10. Тао Хунь-чинь из [времен] династии Лян [502 – 557 г.].

11. Вo [времена] существующей Династии [Династия Тан], Хсу Инь-чи. [741 – 775 г. Поэт-отшельник и сосед Лу Ю во время отшельничества Лу Ю в шестом десятилетии VIII века у реки Тяоси, современный округ Хучжоу.]

В «Трактате о пище» Шэнь Нyна говорится: «Чай дает телу силу, уму удовлетворение, воле решительность, когда принимаем долгое время».

Славарь Эр Я, написанный князем Чоу, утверждает: «Слово Чя обозначает Чай, когда он горький».

Куань Я: «В государствах Чинь и Па, их жители собирают листья и делают из него лепешки. Когда лист стар, лепешка получается твердой, но она может быть смягчена маслом, выжатым из риса. Когда они [жители] готовы варить чай, они поджаривают ее [лепешку] пока она приобретает красный цвет. Тогда они дробят и растирают ее [лепешку] в порошок и кладут в глиняный кувшин. Тогда они заваривают его [чай] под [накрыв] крышкой. Кроме того, они смешивают чай с луком, плодами ююбы и апельсинами. Целое создает пугающий напиток, мешающий спать».

Йен Цзу Чен-Чю: «Когда Инь [то есть Йен Инь или Йен Цзу] служил министром князю Чинь из Чи, он часто принимал чашу лущеного риса, пять яиц, немного чая и овощи».

В «Фен Чяне» написанном Су-Ма Сянь- Ю говорится о следующем: «Клюв птицы [современное название не ясно, это литературный перевод названия. Один из возможных вариантов – Lat. Platycodon grandiflorus], одуванчик[lat. Daphne genkwa], гирляндовый цветок [lat. Petasites japonicus], мать-и-мачеха [lat. Fritillaria verticillata var. Thunbergii], лилия [lat. Artemisia], горькая полынь [lat. Cerastium vulgatum var. glandulosum], мокричник, пион [lat. Paeonia albiflora var. hortensis], цинамон [lat. Cinnamonum cassia], Cardus Crispus [lat.], Фей Лиен [В комментариях сам Су-Ма Сянь- Ю говорит о Фей Лиене как о животном с туловищем птицы и головой оленя. Но вероятнее всего это какое-то растение, потому что в абзаце упоминаются одни лишь растения.], гриб [lat. Fungus], чай [lat. Thea sinensis], прославляемый за его легкость, пастернак [lat. Heracleum lanatum], тростниковая [ротанговая] пальма [lat. Calamus], еулалия [lat. Miscantus sinensis], жасмин [lat. Tabernae montani], перец и кизил [lat. Cornus officinalis]».

«Книга диалектов» Янь Сянь Фень Йена говорит нам о том, что в юго-западных районах Сычуани жители употребляют слово Шэ для [обозначения] чая.

Из «Биографии Вей Яо» в Летописи Ву: «На банкетах, устраиваемых Бай Сун Хао, Син всегда рассчитывал на семь шенов [вина на человека] как предел. Несмотря на то, некоторые не могли выпить все это до дна, тайком выливали вино на землю пока оно не кончалось. Яо никогда не пил больше чем двa шенa. Хао, имевший исключительное чувство поединка, тайно давал Яо чай вместо вина». [Конец этой истории плачевен – император раскрыл мошенничество на поединке по питию вина, и оба друга, любители чая были заточены и казнены в 273г. Почему-то Лу Ю об этом умалчивает. Позже Яо был причислен к святым, покровительствующим чайным людям].

Книга [династии] Чин, «Период Чунь Синя»: «Лу На был управляющим Ву Синя. Генерал Сиэ Ан часто выражал желание посетить На. Племянник На, Лу Шу, обвинил своего дядю, что не было сделано никаких приготовлений [к визиту генерала]. Не отваживаясь поднять вопрос перед дядей, он тайком запасся продовольствием для множества гостей. Когда прибыл генерал, все, что преподнес ему [Лу На] было лишь чай и фрукты. Но внезапно появился Шу, неся припасы и щепетильно подал их в надлежащей [по этикету] посуде. Как только генерал Ан отбыл, На побил палкой Шу, дав ему сорок ударов, и сказал: «Ты никогда не был способен сделать что-нибудь, что сделало бы жизнь младшего брата твоего отца более яркой или более выгодной. Почему тогда ты должен усложнять даже мои самые простые дела?».

«Собрание записей о духах» [автор собрания Кун Пао, династия Цинь]: «Ся-Хоу [двойное родовое имя] Ккай К’кэй умер после болезни. Один из его близких членов семейства, чье имя было Ся-Хоу, последовал за ним в мир духов для расследования. Он потребовал своего коня и собирался отъезжать, когда тоже заболел. Его жена, надев головной убор и верхнюю одежду [в знак скорби и ожидания скорых похорон], пришла сидеть при нем; когда он пришел в себя, он был в своей кровати у западной стены [дома]. Первое, о чем он попросил, это была чашка чая».

Лю Кин написал своему племяннику Лиу Енy, губернатору южной части Йен Чжоу, и сказал, «Я уже получил из Ан Чжоу по чину от каждого – сушенного имбиря, кассии и ?? [lat. Scutellaria baikalensis]. Это вещи, в которых я нуждался, но я продолжаю быть вялым и пленен меланхолией. Я, кажется, думаю только о небольшом количестве настоящего чая. Как ты думаешь, мог бы ты устроить это?»

Управляющий [департамента] уголовного правосудия заметил, что в некоторых частях Юга, нищенствующие женщины Сычуани, делают своего рода кашицу из чая, которую они были способны продать за малую [цену]. Он сказал, «Я слышал также, что они прессуют [чай] и продают лепешки на рынке. Как это было бы, если я должен был ограничить продажи таких вещей тем старухам?»

«Записи о чудесах» [собрание историй третьего века с комментариями Чань Хуа]: «Ю Хунь, человек из Ю Яо, пошел в горы, чтобы собрать чай и натолкнулся на монаха-даоса, ведущего трех молодых волов. Сопровождая Хуня к Каскадному Пику, с которого вода падала прямо вниз как полоса ситца, подвешенного в воздухе, он сказал: «Я – Тан Ч’ю -цзу. Я слышал, что мой владыка любит пить много чая и в течение долгого времени надеялся посетить горы Хуй. Глубоко в тех горах есть огромные деревья чая, с которых [листьев чая] будет достаточно, чтобы снабдить всех. Могу ли я просить своего владыку, чтобы в следующий раз он принес с собой чашу и сделал жертвоприношение [деревьям]? Остаток [от дани], я надеюсь, он оставит для других жителей».

Действуя по совету даоса, он, Ю Хунь, принес в жертву возлияние. С тех пор было в достатке чая для всех глав семейств, идущих в горы пожинать плоды этих огромных деревьев.

У Цзо Су была поэма «Прекрасные дамы»:

В моем доме живет прекрасная дама.

Ее лик превосходит белизну.

Ослепительно белое, сверкающе белое.

Имя ее Ван Су – [Тонко спряденный белый шелк].

Каждая часть – ее губы, ее зубы,

Ее нос – утонченны и верны.

Ее младшая сестра – Хуй Фань [Нежное благоухание]

Глаза и брови которой – ожившие картины.

Дикая утка взлетает и парит

Над садом моим.

Упал плод, свежий

И ждет, чтобы его подобрали.

Я жажду цветов переплетенных

С ветром и дождем.

В мыслях я пишу пьесу о Чае.

Ветер вздыхает и плачет между треножников и котлов.

«Поднимаясь на башню в Чен Ту» Чен Мен-яня:

Могу ли спросить дорогу к хижине Янь Цу?

Я должен посетить дом великого министра.

Путешествие долгое, но у меня золота много.

Мой конь встает на дыбы и вмиг оставил бы позади пять столиц.

У ворот гости на конях теснятся и толкаются.

За моим бирюзовым поясом я ношу кривой клинок.

Есть рис в треножнике – к нам приходит покой.

Прелести высочайшего совершенства.

Мы входим в леса нарвать осенних апельсинов,

Навещаем реки за весенней рыбой.

Рябое яйцо изысканнее изысканных печений.

Фрукты радуют больше, чем крабы,

В то время когда ароматный Чай успокаивает шесть страстей

И его аромат объемлет девять провинций.

Наши жизни мало значимы – мы мирно отдыхаем.

Эта земля создана для наслаждения.

В «Семи наставлениях» Фу Суня упомянуто множество растений и деревьев. Включая золотой персик, яблоки дикой яблони, хурму из Ч’и, каштан из Йена, желтую грушу из Хуан Яня, красный апельсин из Ву Шаня, белый сахар из крайнего запада [вне пределов Китая] и чаи [множественное число] из южных и центральных областей [Китая].

Хун Чун-чу говорит, «Когда пища является в высшей степени холодной или горячей, нужно покорно ограничить себя. Если подается чай, собранный после заморозков, его можно выпить три чашки, но тогда нужно остановиться. Между супов [отваров], которых допустимо употреблять не более одной чашки есть сделанные из просвирника, маслин, пяти вкусов [приправ] с подмешанными [плодами] земляничного дерева, сливы, айвы или сахарной свеклы».

Из Баллад Сан Чу мы узнаем, что лекарственный кизил происходит с вершины ароматного дерева; карп происходит из целебных вод реки Ло, столовая соль из притока Желтой реки Хо Тун и соя из Лу Юаня.

Имбирь, кассия и чай – из Сычуани, а перец, апельсины и магнолии прибывают из Као Шаня. Горчак и тимьян происходят из канав, а плевел из полей с парной землей.

Трактат о пищевых продуктах Хуа Т’о: «Если принимать горький чай продолжительное время, это ускорит силу мысли».

С другой стороны, Ху Чжу-ши в своих «Предрассудках о пище» говорит, что если пить горький чай войдет в привычку или [он] будет поедаться как лук-порей, последует тучность.

Куо П’у в его Комментариях к Эр Я [Энциклопедия, авторство которой приписывается легендарному Шэнь Нуну, но создана неизвестным автором в VI в.д.н.э.]: «Когда дерево молодо, оно походит на цветущую гардению. Зимний лист [надо] варить как суп и пить. Когда лист собран рано [весной], его называют Ч’а; если собран позже, он называется Mин или Ч’уан. Сычуаньцы называют его “горьким чаем».

В Ши шуо, сказано о Йен Чане, также известном как Ю Чaн, молодом человеке с хорошим именем, что по делам он пересекал реку, но обнаружил [что, его] дух слабеет. Он решил оживить себя чаем, и спросил нескольких местных людей, какой это чай. Заметив гневные взгляды, он объяснил – «Все, что я подразумевал вопросом, это [желание] выяснить, пить ли его [чай] горячим или холодным».

Приложение к «Собранию отчетов о духах»: «В течение периода династии Чин [265-290г.] человек по имени Ч’ин Чин имел привычку ходить в горы за чаем. Во время одного посещения там он столкнулся с человеком, покрытым волосами и более чем десять чи высотой. Он повел Чинa вниз по [склону] горы, указал на дерево чая, готовое к сбору урожая. Тогда он удалился. Но он вновь появлялся в мерцании, вытащил из-за пазухи апельсин и оставил его Чину. Испуганный, Чин схватил свой чай, кинул за плечи и удалился».

Во время восстания Четырех Принцев во времена династии Цин, Император Хуй Ти бежал. Когда он возвратился в Ло Янь, евнух наполнил чашку чаем и предложил ему. Это было высочайшее выражение почести.

Из «Антологии чудес»: «Когда госпожа Ч’ен Ву была молода, она была вынуждена жить в обществе лишь двух ее детей [т.е. без слуг и придворных]. Все они был преданы чаю. Было, однако, в соседстве старое кладбище, и каждый раз, когда они собирали чай, были вынуждены последовательно проделывать обряды почитания [могил]. В двоих сыновьях росла ненависть и они сказали: «Это [лишь] древнее кладбище. Почему мы должны быть внимательны и беспокоить себя так бесполезно?» Они думали настоятельно о выкапывании тел из могил и избавлении от кладбища. Это действие мать предотвратила только с большими трудностями.

Тем же вечером ей приснился сон, в котором появился человек и сказал: «Я отдыхал в этой старой могиле в течение более, чем трехсот лет, а все же мои два молодых господина постоянно говорят о ее разрушении. Они думают, что они могут сделать это и таким образом защитить друг друга, в то время как они наслаждаются моим хорошим чаем, который вырос на этом кладбище. Хорошо, они смогут легко скрыть мои ветхие и рассыпающиеся кости. Но как они избегут кары увядших и упавших стволов тутового дерева?»

Когда, на рассвете, над внутренним двором, мать нашла более, чем миллион наличных денег, которые она поделила между собравшимися [сыновьями]. Они [деньги] выглядели как зарытые в землю в давние времена, но недавно нанизанные [на шнурки по китайскому обычаю – через дырочки по середине]. Она сообщила обо всем этом [о своем сне] её двум сыновьям, которые были посрамлены. С того времени они были более почтительны, чем когда-либо».

Из «Биографий почтенных старцев» Куан Лина: «Вo временa Юань Ти династии Цин, была старуха, которая каждое утро наполняла сосуд чаем и направлялась на рынок. Покупатели толкались и ссорились друг с другом в порыве, чтобы купить его [чай]. Но, несмотря на то, что она продавала чай весь день, сосуд оставался полным.

Деньги, которые старуха получала, она разбрасывала по обочинам для сирот, бедных людей и нищих. Многих людей по соседству начал брать страх из-за таких чудес и поэтому правосудие префектуры заключило ее в тюрьму.

Тем же вечером старуха вылетела из окна тюрьмы на сосуде, из которого она продавала чай».

Шан Тао-к’Aй из Тан Хуаня в «Хрониках искусств»: «Не бойтесь горячего или холодного, но принимайте маленькие камушки [скорее всего имеется в виду пилюли] регулярно. Лекарства, принимаемые господином, включали эссенцию сосны, кассии или меда. Что касается остальных [болезней], он принимал только тимьян или чай».

Приложение к рассказам буддистов и даосов «Доклады известных монахов»: «В течение периода Юн Чи династии Сун, буддист Яо из семейства Яна из Хо Тунa пересекал широкое пространство воды. На пути, он встретил Шен T’aй-ченa, которого он пригласил в храм Маленькой Горы в Ву Канe. Он уже привязал свою коляску [оборот, означающий, что старость не позволяет ему покидать дом], будучи в сумерках [закате] его жизни. Во время еды пили чай. Однажды он был приглашен по императорскому приказу сделать церемониальное посещение столицы из Ву Синя. Ему [Яо] было тогда семьдесят девять лет».

Семейная хроника Чянга, династия Сунь: “Когда Чянг Тунг-шан принял пост конюха прямого наследника трона, к трону императора была послано предостерегающее свидетельство, гласившее: «В западном саду, мы продаем заквашенную муку, горчак и травяной чай. Мы предполагаем, что [надо] бояться, что честь державы была запятнана».

Записи династии Сунь: «Baн-Цзу Луан Син и Уонг-Цзу Шанг из Ю Чангa посещали даоса из монастыря Тан Чи на горе Восьми Князей. После наслаждения чаем, преподнесенного им, один [из них] выразил несогласие: «Это – ни что иное, как сладкая и нежная роса, упавшая с Небес. Как Вы можете назвать это чаем?»

Поэмa Вонг Вей:

Тихо.

Тихо я крадусь в мои палаты.

Пустынен.

Пустынен и бесполезен великий зал.

Ожидание.

Ожидание человека, который не возвратится.

Покорный, я иду за своим чаем.

Пао Лин-хуй, младшая сестра Пао Чао, написалa поэму, названную «Aроматизированный чай». [Задолго до Лу Ю был известен ароматизированный чай. Для придания цветочных ароматов использовались соцветия жасмина, розы, сливы, гардении, Аglaia odorata, апельсина].

Когда основатель Южного Чи, император Ву, умер [в 492 г.], [таково было] его последнее воззвание [к потомкам]: «Мой дух сидит на троне. Внимательно следите за тем, чтобы не приносили в жертву животных, а вместо того возлагали [в жертву] только пироги, плоды и чай, чтобы выпить с ними; сухой рис, вино и сушеное мясо».

Т’ао Хун-Чин в «Записях о разном»: «Когда горький чай слишком легок, он должен быть смешан с другими соками. В былые времена, Taн Чиу-Цзу, владыка Желтой Горы, [часто] использовал это».

Записи позднего [царства] Вей: «Вонг Су из Лан Иэ занял свой пост на Юге. Он был любителем чая и даже имел особую смесь [чая]. Но когда он возвратился на Север, отдал предпочтение баранине и квашеному молоку, а не чаю. Кто – то, желая узнать, каков чай по сравнению с квашеным молоком, спрocил об этом его, и он ответил: “Чай не достоин, чтобы быть рабом квашеного молока».

Записи Тун Чуна: «Люди, прибывающие из Си Яна, Ву Чана, Лу Чяна и Ци Лина – все с Востока – каждый любит чай. Они делают очень прозрачный чай, который, если пить его пока пена не осела, наиболее приятен. Факт, что большинство напитков изготавливаются из листьев, хотя у таких растений, как спаржа, обрывают [листья] для изготовления напитка до корней. В обоих случаях, обе разновидности растений очень приятны человеку.

В восточной части Сычуани есть еще одно растение, производящее настоящий чай. Тот чай, сваренный и выпитый горячим, поможет нам оставаться бодрствующими.

Среди простолюдинов распространен обычай смешивать чернослив с отваром листьев сандалового дерева. Чай, сделанный из такой смеси, также можно пить холодным.

Также на Юге есть своего рода тыква, лист которой очень напоминает чай. Он является чрезвычайно горьким и вяжущим. Из него делается порошковый чай, достоинство которого в том, что он позволяет идти целую ночь без сна. Рабочие [производства] соли почти полностью полагаются на него, как на питие, и употребляют его без ограничений. Когда прибывают важные гости, сначала подают чай, а потом преподносят разные острые закуски».

Записки Юань К’унa: «В префектуре Чен Чоу, приблизительно 350 ли от округа Су П’у есть гора Ву И. Говорят, что во время праздников, племена Ман собираются вместе с родственными родами, танцуют и поют между деревьями чая на вершине горы».

Согласно Всесторонней Карте Империи, в ста сорока ли к востоку от округа Лин Суй, есть поток по имени Ручей Чая.

Записки Ву Синa из Шан Ч’иeнa «В двадцати ли от Ву Чена есть гора Вен, на которой производится чай для императорского двора».

Согласно атласу И Лингa, чай производят в горах Ван Чоу, Ну Куань, Цзинь Мень и Хуань Ню.

В атласе Юн Чя, триста ли к востоку от Юн Чя есть гора по имени Белая Гора Чая. Также есть область по имени Склоны Чая, приблизительно двести ли к югу от Шан Яня, согласно атласу Хуай Иня.

В aтласe Чa Линга говорится: «Чa Линг получил свое название от там [расположенных] холмов и долин, производящих чай. Согласно разделу «Деревья» в Пен-цзао, если чай горький, его называют «Минг», но если он имеет сладкий вкус, его называют «Ча». Если горечь очень нежная и ее природа холодна, [пить] это будет безопасно. Такой чай хорош для ран и язв, увеличивает мочеиспускание и помогает избавляться от мокроты. Если напиток принят чрезмерно горячим, он поможет уснуть, но слабо. Он [чай] должен быть собран осенью.

Если он горький, то утоляет голод и подбадривает удрученного. Комментарий добавляет: «Горький чай собран весной».

В разделе «Травы» в Пен-цзао говорится, что горький T’у также называют Ч’а, и эти названия использовались попеременно.

Чай будет процветать зимой и на песчаных отмелях, вдоль рек, в горах, на холмах и по обочинам дорог. И даже в самые холодные зимы он не погибнет. Соберите и высушите его в третий день третьего месяца. Комментарий добавляет: «Каждый задается вопросом, указывает ли текст [Пен-цзао] на современный чай?» O чае, который помогает быть бодрым, комментарий к Пен-цзао утверждает: «В Книге Песен сказано: «Кто говорит, что T’у горек?» и еще, «Т’у c желтой почвы походит на сахар. Все они – травы». Т’ао, однако, говорит, что горький чай происходит из семейства деревьев и не должен считаться травой. Он говорит, что, если чай собран весной, его называют «горьким чаем».

Книга «У изголовья лечений и предписаний» предписывает нам против застарелых хронических язв смешать вместе горький чай и многоножки. Поджаривайте их [смесь] пока появится сладкий запах и продолжайте готовить, пока многоножки не распадутся [на части]. Тогда растолките и просейте поджаренную смесь и выварите в супе, смешанном со сладкими травами.

Тогда промойте раны и приложите [к ранам] отвар.

Исцеление детей: если ребенок сверхъестественно легковозбудим и подвержен внезапной дрожи, ему нужно дать смесь луковых бород [побегов] и горького чая.

Местности, производящие чай [согласно разным авторам]

Похожие статьи


Назад к списку статей

Вы изменили свои личные данные и уходите со страницы, не сохранив изменения. Сохранить изменения?

ДаНет
Если у вас уже есть профиль

Если вы забыли пароль,
введите свой email

Отправляя эту форму Вы соглашаетесь с условиями "Политики конфиденциальности"
Наверх